18:38 

Рассказ "Одна в городе" часть 13

Molibdena
Продолжение:

1 июля. Лето, самая его середина. Пока все было совсем не так плохо, как могло бы быть. Но мне все чаще приходили мысли о зиме и, признаться честно, они наводили на меня страх и ужас. Я очень боялась быть в городе одна, когда наступит зима. Но надежда, что еще есть хоть кто-то живой меня покинула, и я могла надеяться только на себя. Жизнь моя была лишь в моих руках. Целиком и полностью. Я решила запастись дровами настолько, насколько это возможно в условиях моей квартиры. Все так же каждый день завожу часы. Чай я теперь разогреваю на плите. Иногда даже позволяю себе готовить что-нибудь вкусное. Вчера, например, делала блинчики – взяла блинную муку в магазине и разбавила ее водой. Плюс этой муки в том, что в ней уже содержится яичный белок. Я съела их с вареньем, Хворост ел их просто так, и мы с ним остались очень довольными. Сегодня решила постирать вещи. Взяла пару ведер, наполнила их дождевой водой. Порошка для стирки не оказалось. Пришлось сесть на мотоцикл и прокатиться до соседнего магазина. Кстати, Хворост привык и к мотоциклу и теперь сам запрыгивал в коляску. Раздобыв порошок, я смогла закончить стирку. Технической воды у меня, правда, осталось не много. Но этой же водой я смогла помыть пол. Я хотела, чтобы в квартире было чисто. Пес все время бегал и оставлял следы, пришлось на время уборки привязать его за ошейник к батарее. Зато потом мы смогли погулять, зашли на мою старую квартиру. Пес обнюхивал мои вещи, виляя хвостом, и недоумевал, почему мы не живем тут, где гораздо больше места, мебели и интересных вещей.
- Ты даже представить себе не можешь, Хворост, как трудно сюда каждый раз подниматься – сказала я заглядывающей в глаза собаке – Мне самой очень грустно, что не получается тут жить. Но столько воспоминаний… Побродив по квартире, мы снова спустились на улицу. Хворост довольный, нес в зубах свой трофей – нашел под кроватью какую-то мою старую плюшевую игрушку, мышонка. Я решила отдать ее псу. Я же взяла из дома очередную книгу. Чарльз Диккенс «Посмертные записки Пиквикского клуба», давно хотела ее прочитать. Всегда не было времени, теперь же его хватало с лихвой. Мы вернулись домой, я открыла банку тушенки, поела и села читать книгу. Пес улегся на коврике с игрушкой. Остаток дня мы провели дома.
16 июля. Как я уже говорила, я решила запастись дровами на зиму. Я ездила по бензоколонкам города и собирала дрова в коляску мотоцикла. Заодно, таким образом я исследовала город. Во многих его частях и районах разрушения были значительные. Так что, можно считать, что мне еще повезло найти свой дом целым. Хвороста пришлось оставить дома, поскольку я набивала коляску под завязку, места для пса не оставалось. Подъехав к очередной бензоколонке, я вышла под козырек и стала перекидывать сетки с дровами. Вдруг позади себя я услышала глухое рычание. Собак стало меньше в городе, я постепенно отстреливала их, да и они сами себя, очевидно, грызли. Они были голодными, быстро одичали и озверели. Такие собаки могли пойти на все. Поэтому, услышав рык, я тут же схватилась за ружье, резко обернулась и обомлела – передо мной стояла какая-то жуткая, огромная, серая собака-переросток с желтыми глазами и скалила пасть, обнажая громадные желтые клыки. Серо-бурая, колючая длинная шерсть, нехарактерная для собаки. Ужас мой был велик, когда я осознала, что передо мной стоит волк! Он не стал выжидать, он не боялся, в отличие от собак и смело двинулся на меня. Я, вскрикнув, нажала на курок, но выстрела не произошло! Отступив назад, я споткнулась о поребрик и шлепнулась на пол. Видимо, посчитав, что это удобный момент – волк напал. Широко раскрыв пасть, он готовился вцепиться мне прямо в горло. Но от дикого страха, я сжала ружье, которое подхватила, чуть не выронив вначале, таким образом я ухватилась за сам ствол, размахнувшись, я вложила все свои силы, чтобы нанести удар прикладом. Он пришелся волку прямо в челюстной сустав, раздался хруст и жалобный вопль. Этого хватило, чтобы он отступил, я в панике бросилась к заправке, двери были заперты. Тут я увидела металлическую лестницу, ведущую на крышу. Я знала, что волки не ходят по одиночке. Забравшись на крышу, я увидела остальных волков, стая окружила заправку. Все, теперь мне конец! Я сидела на крыше, размышляя, как быть дальше. Мое ружье осталось внизу, недалеко от мотоцикла. Хотя его заклинило, и толку от такого оружия сейчас не много. Если бы не моя реакция, возможно, меня бы уже съели эти огромные звери. И откуда они только взялись в городе? Откуда они пришли? Я не знала, но ясно было только одно – я для них обед, ну или, может быть, ужин. Время шло, я все сидела на крыше, внизу, полукольцом расположилась вся стая, они лежали в тени, на меня же нещадно палило солнце. Мне хотелось пить, положение становилось критическим. Тактика волков, о которой мне было известно, была такова: сначала они караулили свою жертву, потом могли идти по ее следам, гнать ее очень долго, пока она не выбивалась из сил, тогда они настегали ее и разрывали на кусочки. Сначала ел альфа-самец, потом альфа-самка и затем вся остальная стая. Я сняла футболку и прикрыла ей голову, так будет легче. Спустя какое-то время я легла в уголке крыши у самого бортика, мне очень хотелось пить, во рту все пересохло. Я сама не заметила, как уснула. Проснулась я уже, когда тени стали длинным, ярко-красное солнце клонилось к закату. Я встала и, подойдя к краю крыши, увидела все ту же стаю! Они словно не сходили с места. Чертовы волки!
- А ну пошли прочь! – крикнула я на них, некоторые волки зарычали, но какой-то волк покрупнее издал непонятный звук и вся стая тут же успокоилась, вскочившие было волки, улеглись обратно на свои места. Тот самый волк взглянул на меня и в его взгляде читалось «Ничего-ничего, ты все равно будешь нашей, мы тебя дождемся!». Шерсть у него была более рыжая, чем у других, а на морде красовался шрам. Так я познакомилась с вожаком этой стаи…
Наступила ночь. Эти гады и не думали двигаться с места! Надежда, что они пойдут по своим делам, таяла все быстрее. Ночью хотя бы не было солнца! Но мне очень хотелось пить и голод начал давать о себе знать. Я осмотрела крышу еще раз, ничего на ней не было. Рядом не было других крыш, на которые можно было бы перебраться. Я снова легла на крышу, глядя на звездное небо. Стараясь уснуть, я думала о том, что утром уже не увижу этих мерзких животных у заправки.
17 июля. Проснулась я от палящего солнца. Тут же я поняла, что очень хочу есть и пить. Осторожно подойдя к краю крыши, я выглянула вниз. Надежды рухнули! Волки все так же лежали кольцом. Вот теперь я осознала истинный смысл слова «кольцо блокады». Я весь день просидела на крыше, мучаясь от жажды и солнца. То засыпая, то просыпаясь, я начинала бредить. Под вечер я стала каждые десять минут выглядывать вниз, но это уже было отчаяние. Я боролась с желанием спуститься к ним, в их горячие пасти, чтобы они прекратили мою муку. В какой-то момент я увидела как волк поднимается по лестнице и вот он уже рядом со мной на крыше! Я замахала руками и поняла, что никого нету… это была галлюцинация. Вот теперь мне стало по-настоящему страшно.
Я пыталась считать в уме, читать стихи вслух и громко петь песни, но ничего не помогало мне избавиться от отчаяния. Ночью я распласталась на спине и, глядя в звездное небо, попрощалась со своей жизнью. Вот и пришел мой конец. Да, не долго же я пережила всех людей… как знать, если бы ружье не дало осечку, быть может, я смогла бы перебить нескольких волков, а может и всех сразу! Тогда я смогла бы спастись, но теперь уже не имеет значения. Теперь уже нет смысла. Я встала, подошла к краю и заглянула в их кровожадные глаза. Вожак стаи победно смотрел на меня – «Ты сдалась! Теперь ты наша!». Да, ваша! Я сделала шаг на лестницу и неожиданно вспомнила про Хвороста. Мой пес! Как же он там один? Я представила, как он медленно и мучительно умирает от голода или жажды, скулит у дверей, так и не дождавшись свою хозяйку. Как он не понимает, почему я покинула его… Нет! Я не сдамся! Я буду пытаться выжить ради него. Отступив обратно, я снова легла на крышу, у меня не было больше сил даже чтобы плакать. Я надеялась только на чудо или на то, что я уже не проснусь.
18 июля. Вода! Мне снилась вода, она капала с неба, а я открывала рот и пила жадно. Я открыла глаза и все еще видела воду, она лилась прямо с неба. Но я не понимала, почему. Я не понимала, где я. Постепенно все стало прояснятся, я вспомнила, что сижу на крыше, что внизу волки. Но тут до меня дошло озарение! С неба капала вода – это был дождь! Открыв рот, я жадно ловила капли, на мою радость, он усилился, превратившись в утренний ливень. Я собирала его прямо в рот, сложив руки наподобие воронки. Напившись, я села, прислонившись к стенке бортика. Мне не хотелось шевелиться, жажда прошла, вместе с ней прошли галлюцинации. Но голод остался. Я почему-то даже не хотела смотреть, на месте ли волки или уже ушли. Ведь шел сильный дождь. Не помню точно, сколько часов я просидела так, но в какой-то момент поняла, что дождь кончился. Небо было пасмурным. Пошатываясь, я встала и дошла до края крыши, заглянула вниз. Так и есть, мои мучители были на месте! Я просто смотрела на них, равнодушие овладело мной. Где-то с час я, ничего не делая, наблюдала за волками. Я заметила, что они меняются, одни уходят попить, другие ложатся на их место. Вдруг в одночасье все изменилось! По проспекту пулей пронеслась собака, она неистово лаяла, волки тут же оживились и вожак, сверкнув на меня озлобленным взглядом, издал короткий звук и побежал за собакой, вся стая тут же сорвалась за ним. Минуту еще, не веря своему счастью, я сидела на крыше, пока вдруг не осознала, что это и есть мой шанс! Нужно бежать! Я слезла с лестницы, мне давалось это очень тяжко, подбежала к брошенному ружью, схватила его, ощутив при этом больше уверенности, хотя ружье и было заклинившим. Я бросилась к мотоциклу. После дождя завести его по обыкновению было очень трудно. Но в этот раз мой ангел-хранитель явно желал, чтобы я радовала его своим видом подольше – с первой же попытки мотоцикл завелся! Я рванула к дому. Заехав во двор, я точно знала, что они теперь выследят меня. Это только вопрос времени. И я так же попаду в кольцо. Но теперь я буду на своей территории, пусть попробуют меня сожрать! Я захлопнула за собой дверь парадной. Она была на пружине, а в ручку второй двери я вставила черенок от метлы. Поднявшись на второй этаж, я открыла дверь квартиры. Хворост бросился ко мне, он вилял хвостом и облизывал мне лицо. Я заплакала, ведь пес даже представить себе не мог, что я пережила и почему не могла придти к нему… и что именно он, мысли о нем, сохранили мне жизнь. Я насыпала ему корма, налила воды. Потом сама набросилась на тушенку, сухари, конфеты, бобы, кукурузу. Подогрела воды, налила чаю. С горячей чашкой в руках я села на кровать, Хворост, преданный и довольный моим возвращением, улегся у кровати на коврик. Я долго держала чашку в руках, наслаждаясь ее теплом, вдыхая аромат чая. Потом опустошила ее, поставила на тумбочку, укуталась в одеяло и заснула крепким сном. Перед сном я слышала, как снова забарабанил по подоконнику дождь, вода, которая подарила мне вторую жизнь…

URL
   

Нора лисы-художницы

главная